пятница, 27 декабря 2013 г.

Может детство повторится! Счастливого нового года!



С Новым годом! С новым годом! Может детство повторится
И взмахнет пером жар-птицы новогодний феерверк,
И опять закружит вьюга и поздравим мы друг друга, огоньки мигнут на ёлке и оттает человек)!
Те кто раньше загрустили, улыбнутся через силу, наберут все телефоны и родных и незнакомых
И подарят всем улыбки и жаланья без забот!
А когда пропустят рюмку, огурцом тихонько хрумкнут
и затянут песнь про светлый, лучший праздник - Новый год!

С Новым годом! С новым годом! Может нам в ту ночь простится,
То что можем мы напиться, не по делу прослезится и случайно целоваться, и плясать и обниматься!
И в снежки играть - кидаться, поздравлять и поздравляться,
Позвонив и не знакомым, даже тем, кто нам не рад,
Тем кого мы забывали, тем кто нас тайком любили, нас поймут и нам позвонят, позабывши про разлад…

Новый год такой прекрасный, мы тебя встречаем страстно
И не помним день твой первый, наш веселый Новый год!
Тридцать первого присядем и второго мы продолжим
С Новым годом! С Новым счастьем, всем вам радости народ!

четверг, 26 декабря 2013 г.

Конченый человек

Вспоминается мне под Новый год вечно что-нибудь такое… толи печальное, толи размышлительное.

Вот и в этот раз. Какой-то тогда год был похожий на этот. Зима и частые смены погоды. Вот в один из вечеров, возвращаясь с работы я решил зайти в магазин. Живу я в подмосковной деревне – все удовольствия у нас это два магазина и школа. Правда у нас еще детдом есть и брошенный в руинах культурный центр. Ну да ладно – не стану отвлекаться.

Возвращаясь, значит , с работы, подхожу к магазину, и вижу мужчина с сумкой стоит ко мне боком у дальнего угла и вдруг разворачивается и бежит в мою сторону, как очумевший.

Ну что сказать, я не святоша тоже порой выпью, но меня вот местные мужики побирушки на пиво очень сильно достают – то дай им рубль, то два, то пять, потом сразу пива купи, а то и водки. Ну одно дело дать пять рублей – у человека жутко трубы горят и за душой ни гроша, но когда к ним приходит лень заниматься профессиональным нищенством, то они начинают вести себя нагло – просто – купи пива – или – О! здарова, а купи чекушку – будь другом. В деревне все всех знают и кто-то друг детства, кто просто знакомый. Ну и подают, никто чекушки не покупает. Пива может иногда.

А кто-то даст мелочи только бы отвязался, из страха – подадут ну симоволически. Размер подаяния никто не взвешивает - добро же. Так сборщики на бутылку и живут. Порой сильно надоедают и наглеют, что никто им ничего не дает или сами гордые сидят и ничего не просят – так что даже прохожие знающие удивляются - гордость у них видите ли у алкашни есть.

Ну все мы люди – со своими обидами и умением прощать. Когда умрет алкоголик-то – всё одно помянут добрым словом – кому картошку копал, как в армии был, когда еще молодой и что важно – незлобливый был и с юморком.

Вернемся к рассказу. Тот дядя был чужой. Лицо его было страшно разбито. Ну тот, что из темноты то ко мне ломанулся. Лицо было сплошной синяк и в крови. А куртка такая обычная кожзам и воротник синтетическая баранина – ну годов то ему по виду за пятьдесят, неухоженный.

Я аж отшатнулся. Да любой бы оторопел. А это привидение из темноты - мычит – руку тянет – дай мол чего-то. У меня первая мысль – дожили мы граждане! по улицам родной деревни бегают полу-живые чужие алкаши в крови и пристают ко всем подрят.

Вот ведь не зря у нас бабки-то на церковь собирали и жаль, что нет ее у нас в деревушке и с крестным ходом богомолки наши ходили и освещали деревню и самоубийств было много и пьющих через край.

Послал я этого побирушку и пошел в магазин, а потом домой.

На другой день опять встретил этого странного избитого - вижу на углу с неизменной сумкой опять стоящего и что занимательно не сильно пьяного, ну конечно побирающегося. Он ко мне уже не бежит, а только увидел и стонет и смотрит в мою сторону. Так мычит-то – потому что видимо зубы выбиты все. И как его только не выгнали с нашей местности и не забрали в милицию.

А на дворе оттепель стоит, как сейчас. Он изо дня в день всё стоит и топчется там на одном месте. Ну вот так, на день на третий я подошел к нему и спросил – ты кто? и что тебе нужно? Он мне ответил – собирает что деньги на билет домой в Белоруссию, в поезде подростки избили и отняли телефон и паспорт и выкинули на платформу в Наре – это райцентр. Я спросил – а сколько нужно денег на билет? – тот ответил хоть рублей сорок – ну это от меня хочет. Я так потом оценил в инете, что билет стоил где-то тыщи две.

И вот тогда дошло до меня , что это не развод-обман и догадался, что за сумка у него и где он живет. А нигде он не живет – по улицам болтается, а чаще у магазина стоит и день и ночь. Выпьет для сугреву и всю ночь ходит.
Он уже падает от бессонницы – видно это. Хотя кровь на лице высохла и опухоль в пол-лица чуть осела. Но вид жуткий – как молотком по лицу месили.

А люди-то у нас хоть и сердитые, но сердобольные, однако, денег не дают или дают копейки. Думают на выпивку давать грех. А он то и не на выпивку. Вот и дают ему продукты – а продукты ему и особо не нужны – но он их в пакет-сумку складывает и стоит с ними. Куски сыра, дешевой колбасы, булки – ну подкормят как собаку. Жить негде. На подъездах везде домофоны. И никто его и не пустит жить к себе даже в гараж или подъезд. А может он отморозок беглый или из зоны сбежал ?– документов то нету!

Пришел я домой и душа у меня ноет. Ну вот видно, что человек на краю. Мороз не сегодня-завтра, а он не спал несколько дней.

Взял я влажные спиртовые таблетки (были у меня) , зеленку, бинты, какую-то тряпку теплую, поесть что-то - сухой паек и пошел к мужику. Показал ему подъезд в доме полу-бараке – где нет домофона и можно поспать в тепле хоть глухой ночью часа четыре, пока не выгнали. Дал салфетки влажные – сказал чтобы кровь оттер – потому что он выглядит, как кусок сырого мяса. Тот артачился – я начал ему именно эту его морду синюю кровавую тереть. Потом он понял, что я делаю больнее и сам себя оттер, как смог. А с таким лицом он вообще был похож на живой труп и долго бы не продержался.

Узнал я его историю – что ехал он из под Бреста, белорус строитель, в подмосковье на заработки, у него там в городишек Бресткой области квартира маленькая и никого нет родных. Его на стройку сюда вызвали – а номер работодателя был в мобильнике. Что выпил он в поезде с пацанами – лет так 16-17 и они повздорили – те его жутко избили, забрали деньги, паспорт, мобильник и выкинули чуть не на ходу с поезда. Мужик, когда пришел в себя сел на электричку – доехал до наших краев – но от железки его турнули и вот он перелеском вышел к нашей деревне. Тут 2 или 3 дня милостыню просит и говорит, что только на билет бы собрать.

Перед моим уходом он спросил, как меня зовут и сказал – Спасибо тебе Саня.

Я пошёл домой и сказал ему – иди в милицию и рассказывай, что было и проси чтобы созвонились с домом и получил подтверждение личности. Белорус сказал, что не может этого сделать – у него дома нету никого - он один живет. Я что только не думал про него и плохое и хорошее – что он скрывается может?

Он конечно просил меня приютить его хоть где, хоть в холодном гараже – понимал, что погибнет на улице. Я спросил маму, с которой живу – можно его поселить хоть в сарае – она испугалась и сказала : нет. Что ж я мать терроризировать буду страхом? Её тоже понять можно.

Я каждый день ходил к магазину вечером и мужика спрашивал, как идут его дела и предлагал купить ему билет на междугородний автобус и чтобы он не побирался, но для этого он со мной пойдет в милицию и заявит об избиении его и потере документов. Я мол за него поручусь. Это стандартная процедура – я узнал у знакомых. На междугородний транспорт (поезд или автобус)нужен паспорт или справка из милиции.Предлагал , что сам его на машине отвезу в отделение.

Он отказывался и верил , что соберет на билет сам. Я ему составил схему, как сесть на электричку в Голицыно и доехать перекладными электричками до Белоруси, потом до Бреста там внутри и дальше до родного города. Тогда паспорт ненужен – нужна только смелость – все равно с таким криминальным лицом менты остановят. Сказал ему, что раз его паспорт украли, то нужно быстрее домой добраться – может квартиру потерять – переоформят. Но он все побирался, терпел и не напивался и в местных алкашных компаниях не участвовал.

Я начал ему искать приют для бомжей и инвалидов. Оказалось что после 40 лет никто никому ненужен. Нужны показательные молодые наркоманы, которых перевоспитывают. Спрашивал я и о помощи церкви и монастыри – все были очень осторожны – нужен был человек вживую и желающий изменить свое состояние.
А тот мужик ,как приклеенный всё стоял у магазина и все просил 40 рублей на билет до Пинска.

Как-то у того его магазина я спросил продавщицу – помогают ли люди избитому мужику? На что она ответила, что тот странный – всй про какой-то билет мычит, но ему дают поесть и она сама дает хлеба с колбасой. На это мне стоящие рядом молодые мужики сказали – да что вы с ним возитесь? – алкашня мол достала тут бухать чужая. Я и продавщица ответили – но он же человек и жить хочет и у него вот жизненная беда – ему бы помочь.

На это последывал ответ – нечего пить не пойми с кем – а раз избили и помирает – ТАК ОН КОНЧЕНЫЙ ЧЕЛОВЕК И ПОДЕЛОМ ЕМУ И ПОМОГАТЬ ОНИ НЕ БУДУТ И ДРУГИМ НЕ СОВЕТУЮТ.

Мы с доброй продавщицей подумали – а что такое конченый человек? А может мы тоже конченые?

Шли дни. Пришли морозы. Мужик начал куда-то пропадать – может к притону какому прибился. Я поднял знакомых белорусов строителей - помогите. Мне сказали – ну Саша – а чем мы можем? - он не хочет же справку получить. Мы бы может чем и смогли.

На улице холодина, а у мужика у того на груди разошлась молния и он стоял в запахнутой куртке, как в тулупе, руке сумка и уже просил почти отрешенно. А на голове лыжная шапочка. Я его спросил – как же дальше? – на что он опустил глаза и сказал мне тихо – наверное все, это уже всему конец.. А может спьяну сказал…

Я всё - мужик да мужик – то ли он Сергей был то ли Иван. Для меня он внутренне был мужик и все – с синим лицом. Я ему, когда отдал расписание электричек то – он после этого и пропал.

Мне по весне пьющая братия сказала нашли труп на краю посадок. Ну сказали и сказали. А может это и не он был.

Времена такие – много в этом мире одиночек, которых и искать никто не будет.
Может тот мой знакомец доехал на автобусе до Галицино – сел на электричку и тютю домой. Наверное ссаживали, ну пил чтобы согреться, ночевал на вокзалах – но упорно должен был доехать домой– я план составил до минуты.

Вот сколько таких одиноких мотается по России и если и погибнет кто, то мало кто вспомнит.

А могли того горемычного и убить и за деньги, и за то что чужой, и за то что конченый и просто ради развлечения – никто ж искать не станет.

А убить человека не так и сложно. Сказано же мещанин не убивает не потому, что ему убийство противно природе его, а потому что отвечать придется.
Вы знаете какое бы началось побоище, если бы за убийство на день было введено разрешение?

Не убийство за имущество или из мести или из чего-то – а убийства просто так из жестокости и жажды власти. Да чего это я тут расфилософствовался.

Так вот Новый год скоро – поднимем тост за одиноких.

Я подниму за того, кто стоял у магазина и просил на билет.

Я всё же, надеюсь, что он доехал до дома и нашел спутницу жизни и теперь его есть кому искать и он не пьет больше с незнакомыми.

И вообще предлагаю мыслить нам всем позитивней и желать более оптимистичного будущего.

Хорошего Нового года.

понедельник, 23 декабря 2013 г.

Развод

Ну, надоел иль надоела - какое счастье разлюбить
и гласом хриплым и несмелым,сказать:"Давай порознь мы жить"…

Не бить сервизные тарелки, не нюхать дым твоих коров,
Изменим время, скосим стрелки - найдем враждебных докторов…

На чемоданах вне несчастья, давай тихонько посидим
И скажем вместе :"Жизнь, ну здравствуй - мы все же,все же победим"..

Потом мы будем долго шляться по шлюхам, мачо-кобелям
И на судах в стыде сжиматься, деля грошовый старый хлам...

Потом я буду без похмелья уныло, долго, страшно пить,
А ты от осени, безделья всё окна мыть, гулять ходить..

О, Вы, усталые глазёнки, что вслед глядят любви моей
И мной рожденного мальченки... её то только всё - бровей..

у старой речки - вот, ты, вспомнишь... и там забытое жилье
и так, накатит поздно нежность - дурак с любовью так и всё...

Потом болеть во младых внуках.. Чуть пустят, - "старый ты кобель",
Услышать вновь от старой суки в родную в прошлом милом дверь..

пятница, 20 декабря 2013 г.

Мир в котором ты не живешь




Где ты живешь и как живешь? Чего-то ждешь, себе всё врешь?
Не зная страха высоты, не видя гор и красоты, ты ночью спишь, а днем корпишь…
Мир суеты, дух пустоты, мельчает, меньше каждый век - нас больше - меньше человек…

пятница, 13 декабря 2013 г.

Психотерапия

Ставить в мыслях чайники, поливать цветы,
Чувствовать, как маленьким был любимым ты…
Снег сбирать ресницами и мороз вдыхать,
Думать был бы птицею, каково летать?

Помнить и зимою, серою тропой,
Где тут мать и мачеха встретятся с тобой…
И тогда расслабившись, севши покурить,
Отпустить замаянность - плечи опустить…

Неожиданный припев:

А у птиц, нет ресниц, крылья хлопают у птиц,
Не летают слоны, уши их не той длины…
Ны-ны - ны-ны - ны-ны - машут ушками слоны,
Пляшут тушками слоны…(Извините) -

ны ны ны…

четверг, 5 декабря 2013 г.

Как нужно декламировать стихи


Рукой холодной тронуть клавиши и оживить нежнейший звук,
Из тишины стоячей давишней вернутся эхом… словом… Вдруг!-
Фонтаном искр взметнуться пламенным, бенгальским сказочным огнем -
И замереть, как-будто каменный стоишь под сумрачным дождём…

Слова искать до упоения, обрывки бус перебирать, звенеть в подборах и сравнениях, в немом бессилии страдать…
И вновь восстав из тихой мрачности, ожить во лампе огоньком, понять какие-то двузначности,
Казаться даже под хмельком, до дрожи, сказочно, возвышенно собой заполнить всё кругом…
И не учителем из важности, - простецким любящим щенком…

Писать петроглифы и смачности, взвиваться к люстре мотыльком,
Но меру знать и не расплакаться, закончить вовремя и всё -
Звенеть комариком у лампочки и биться каждому в окно… Слабеть словами уж растраченным,
Закончить с силой всё равно…

Не ждать дождя аплодисментов, глаза до долу опустить, стоять в просыпанных моментах
И о прочитанном грустить, уметь молчать, краснеть и маяться и не актером, а чтецом, что не собою возвышается,
А как молитвою стихом…
В этом гаджете обнаружена ошибка