четверг, 30 сентября 2010 г.

Где ж бабушка?



В подслепеньком окошечке бабулечка живет,
А рядом с ней хаврошечкой там толстый рыжий кот..
Идут года, метелица, весною звездопад -
И яблоки - неверится! - с арбузы там висят!..
Идут в часах минуточки, за печкой таракан,
Где ж бабушка? - "Да, туточки!" и чаю с ней стакан
И свежие ватрушечки, духмяны и пышны -
Где ж бабушка? - "Да туточки!" - сто лет от той весны..
Мы любим - будто вечные, мгновения в былом,
Где ж бабушка? - да нет её - картина то с котом…

Возьмите меня из приюта!




Возьмите меня из приюта! - не нужен? Да футы за нуты..
Могу я за бантиком бегать и с вами рядом обедать,
Могу я мяукать и лаять и даже быть лапой и заей..
Возьмите меня из приюта - я нужен же в мире кому то?

А ночью зима приходила




А ночью зима приходила - искала дачу на съём,
В саду, во дворе побродила - осталась довольна жильём.
Засахарив желтые листья, стекло расчертив под хрусталь,
Оставила в луже записку - "Я завтра приду ночевать"..

Уу - ночью зима приходила - стояла, молчала во окне,
Собакой безродной бродила в моем растревоженном сне,
Дышала по стеклам машинным, морозила ручек метал,
Узором сединным старинным вилась по траве - по лугам..

Унылая, грустная осень, не плакала и не дралась,
Глаза опустила лишь в проседь и сразу зиме и сдалась…
Как ночью зима приходила, спугнула лягушек и птиц,
Луны белый блин прикатила и звезды просыпала вниз..

Как ночью зима приходила, губила остатки цветов,
И даже меня пригубила, хоть я не мерзляк - не таков…
Оттер я замёрзшие уши и дальше пошёл по утрУ,
Я зиму ушедшую слушал и видел луну я к ведрУ*…

* - ведро - состояние погоды без дождя.

среда, 29 сентября 2010 г.

Минибасня про ворону и коня

Ворона села на коня и стала выше чем свинья,
Немедля слушайте меня - кормлю я рожью же коня..
И хоть навру я вам пять тон, но я же выше - я закон -
И раз сказала - тому быть и вам мне правильным служить..
И так служила правда лжи, пока коню хватало ржи,
Но дали как коню овес и на ворон пропал тут спрос..

Жили были шарики и кубики, а также...


Жили были шарики. Они любили кататься, играться, весело прыгать и шутливо сталкиваться между собой.


Шарики были точеные. Они считали себя очень красивыми и добрыми, ведь они же были круглые и поэтому казалось созданы только для любви. Шарики быстро находили себе пару и жили счастливо. Правда иногда откатывались в сторону.

И жили были кубики. Они были угловатые и угрюмые. Передвигались те кубики еле-еле – не то, что шарики – не особенно быстро перешагнешь-перевалишься через свои острые углы - недостатки.

Кубики эти были выпилены - вытесаны или вырублены квадратно-кубической формы. Были они очень жадные, потому что жили очень компактно и экономно и могли складываться в правильные строгие объединения, что делало их непобедимой стеной. А еще кубики не имели своего мнения, а только коллективное, но этим мнением они могли задавить или задевать любого, обвалившись на него всем своим весом.

И еще жили-были пирамидки, которые были никуда непригодны – ни кататься ни играть, ни складываться в сильные стены. Пирамидок было мало, потому что им было трудно найти себе пару и защищаться. Вот из-за этого пирамидки приучились думать и стали руководить шариками и кубиками.

Так и повелось, шарики и кубики жили своим трудом и покатушками, а пирамидки ими руководили.

Самая темная ночь под утро




Самая темная ночь под утро. Хляби небесные разверзлись. Дождь шел с двух ночи, шелестя по деревьям и крышам. Унылая аллея под дождем, мерзкая погода. Нити света от фонарей висели в нитях дождя. Под ногами чавкали прелые, скользкие листья. Он шел на работу и спал на ходу. Полусонная жизнь не осмысливалась и не отражалась в его мирообозрении, не переживалась и выпадала из зачета прожитого времени. Он промок.

Стоял сплошной водяной туман, сплошной мокрый сон. Лужи отражали черное небо и потому показывали провалы в бездну, в прорву под ногами.

Каждый из нас, видевший голубое небо, радовался ему, не задумываясь что это бездна, но всегда ощущал невольный трепет перед черным провалом бездны ночной.

Уличные фонари мигали и гасли. Ему приходилось невольно вжиматься в плечи, когда освещение на секунду-две пропадало и можно было упасть, не видя, что перед тобой.

Первым падает тот, кто сильно напрягается и боится упасть. Пока шел по аллее, он не повстречал ни единой души и это тоже насторожило его. Мир казался театром, в котором актеры не пришли на спектакль. Все спят – а ему идти на работу – несправедливость. Над трассой в воздухе стояла взвесь воды от машин. Долго ждал маршрутку. Хотелось спать. День начинался никак.

Ехал тихо и тепло, но медленно. В дождь все водители всегда тащатся.

В метро он встретил непонятного клоуна. Толи пьяного, толи комика, толи больного на всю голову. Прилично одетый мужчина непонятного поведения во всем черном – куртке, водолазке, брюках, очках и волосах ходил по вагону взад-вперед, останавливался и вдруг нагибался, … улыбался и делал вид что хочет сесть, но потом разгибался и шел дальше, улыбаясь драматически зловеще. И этот мужчина явно хотел конкретно от него что-то. Плохое настроение с утра привело его к мании преследования. Хронические раздражение и усталость переводят невроз в психоз. Он вышел и быстро пошел к эскалатору. Мужчина в очках, петляя зигзагами шел быстро за ним, догонял, обгонял и возвращался. Это был конкретный хорор – утро в стиле ужас. Сомнений не осталось – причина не в нем, а в черном психопате. И он уже почти побежал, не стеснясь, на грани нервного срыва, прячась за попутчиков и не успокоился пока не оторвался от пугающего в черном.

На улице он купил лимон к чаю и ватрушку. Думалось лимон кусочек солнца, ватрушка свежая. А оказалось лимон по тройной цене, а внутри наполовину гнилой и без сока. В офисе не было сахара, ватрушка слиплась в СВЧ. Жизнь стала казаться убийственной от череды мелких неудач, каких-то подлых издевательств и усмешек. Он впал в уныние.

И никто ему не сказал и он никогда не узнал, что пойди он утром по аллее быстрее и раньше приди на остановку, то его бы обдало водой, от тормозившей фуры, а потом он уехал бы на желтой раздолбанной маршрутке, которая на мокрой дороге врезалась бы в грузовик, но он бы выжил и даже остался цел. Далее его поломка судьбы продолжилась бы в том, что он не встретил того человека в черном и не пошел бы быстрее и к нему бы пристал бы постовой милиционер с проверкой документов, после чего он долго и нудно объяснялся почему забыл паспорт и в результате опоздал бы на работу и ему достался бы хороший лимон, который бы у него выпрашивала нехорошая секретарша , а он из вредности ей его не дал и она бы не дала ему своевременно почту, обработка которой была очень нужна большому клиенту. Он бы потерял в зарплате. И дальше беды неисчислимые и неизвестные обрушились бы на него, если бы он не шел по гнилым листьям осторожно и пришел раньше времени мокрый и тд и тп и потому…


и если бы вовремя не смирился с мелкими неприятностями…



Но все равно он каждый день торопит судьбу и недоволен ей.


За все приходится платить и хорошо, если меньшую плату.


Радуйтесь тому, что имеете.

вторник, 28 сентября 2010 г.

Улица. Слепые. Аптека

Я уставший иду с работы. Кружатся листья. Красные и желтые. Воздух чистый, стеклянный.
Подхожу к повороту около дома хрущевки. На меня выруливает пара – они оба слепые. Одеты скромно и чисто, в их руках белые палки-трости. Полная женщина и мужчина на голову ниже ее – чувствуется семейная пара. Им где-то лет по шестьдесят. Видно, что здоровье не очень – вредных привычек, у них, конечно, нет, но они явно сидят больше дома – бледные и еда у них не очень богатая – особо не зарозовеешь. Глаза сморщены, и белки как бы закачены – всегда таких слепых людей и жалко и одновременно они чем-то пугают, толи тем, что могут упасть, чего-то начать просить, задеть ненароком.

Слепые слышат мои шаги и останавливаются. Мужчина просит довести их до гастронома, что метров двести впереди. По предложению женщины я беру ее мужа под руку – она же идет у него под другую руку и аккуратно поколачивает по бордюру. «Это ориентир мой», – поясняет она.

Мы идем, как тройка лошадей – даже быстро, бодро и смело. Мне спокойно – от людей исходит какая-то внутренняя уверенность в себе и в том, что я им помогу. От слепых исходят доброта и покой. Мне кажется, что они все видят. На самом деле они обладают некоей сверхчувствительностью - ну так слухом-то наверняка и умением благорасположить к себе людей.

Мне кажется, что я как всю жизнь водил слепых, как поводырь – нет ни смущения, не страха – я говорю им - сколько метров до магазина, сколько до ступенек и как их отшагивать. За эти две минуты мужчина спутник успевает мне рассказать, что видел в детстве и так по-доброму рассказать.

Завожу спутников на парапет перед магазином и, прощаясь, говорю: «Мужчина! – смотрите осторожно – «у вас шнурок развязан». У меня потом только приходит мысль – что я слепому сказал – «Смотрите». Он просит меня, если это возможно – завязать ему шнурок, и я завязываю – конечно, а вокруг идут люди – идут живым потоком в магазин. Мы прощаемся.

У меня прояснение в мозгу и резко падает давление. Я доволен, что помог людям. Остальное все как то неважно. Иду в аптеку. Я собирался в нее зайти. Там долго и нудно стою в очереди. Я хочу купить какие-то недорогие лекарства. В руках тысяча рублей. Сзади нетерпеливая женщина все время отвлекает молодого вежливого аптекаря вопросами, совсем не желая дождаться своей очереди. Я не раздражаюсь – моя голова спокойна, душа спокойна – я куда-то улетел мыслями.

Аптекарь называет мне какую-то сдачу – я отвечаю, что хорошо мол – я согласен. Я не вдумываюсь в его слова и не считаю деньги. Аптекаря отвлекла та брюнетка с черными глазами, что стоит сзади в очереди и у него тоже выключена голова – он извиняется – я вижу его глаза и говорит совсем другую сумму сдачи – намного меньше – этого не может быть. Но я почти не соображаю. Однако и тут я говорю – хорошо – я полностью спокоен и радостен, но на выходе расслабленность сползает с моего мозга, как шапка снега и уже за дверью аптеки, я понимаю, что меня обсчитали, ненамного, но обсчитали и что важно – аптекаря этого я давно знаю – он приличный человек, а сейчас только что у него были стеклянные глаза и он невиновен в этом обмане. Я спускаюсь в метро и приходя в себя, ососзнаю, что встретился только что с неким огромным неземным светом и потом с огромной раздраженностью и толи это были люди, толи еще кто и все это со мной и всего за 10 минут. В метро я засыпаю, и горечь обмана во сне медленно уходит из меня.

понедельник, 27 сентября 2010 г.

Наверно, глупым легче жить

Наверно, глупым легче жить, не тосковать, не ворошить,
Им легче верить и любить, одной надеждой, не спешить,
Не вспоминать своих обид и ран, что сам нанес другим -
Зла память - острая рапира торчит в мозгу, срастаясь с ним..
Эх, почему мы не забудем ошибки, беды, шрамы зла?
Мы отстрадав сильнее любим, ведь без любви прожить нельзя..
Душа растет из ожиданий из состраданий и потерь,
Потом сольется с мирозданьем, что победило страх и смерть..

пятница, 24 сентября 2010 г.

Эволюция мужской любви

Про девочку Таню. Стихи

Велик к дереву прикорнул рулём,
Мальчик беленький прикатил на нем.
Девочка с бантиком в доме здесь живёт -
Димочка Танечку на скамейке ждет.
Хочется девочке с кошкой поиграть,
Нужно Танечке косы заплетать,
Всем подружкам с тайнами нужно позвонить,
Чаю ей с бабушкой как же не попить?..
Наигралась Танечка - к Диме собралась -
А Димуля с Катенькой - вот тебе и раз..

четверг, 23 сентября 2010 г.

Да какая там любовь




Любят ведь только за что-то и потому и жалеют,
Сердце болит за кого-то, нежной заботой лелеет..
А "ни за что" не любовь то, первому взгляду не верьте -
Это желанье животных, хоть и колотится сердце..

То недостаток лишь в генах - в вас "чего нет" то и тянет,
Гены хотят изменений - тело от страсти дурманит,
Ну, а добро и заботу все мы хотим за бесплатно -
Душам ведь лень так работать - чувства вернуть те обратно..

среда, 22 сентября 2010 г.

Любите ли вы новые версии программы?

Олдосмания.

На работе поставили новый офис виндовс. И эксель кривой и оутлук не с той ноги. Жуть. Как всегда болезнено переучиваться, особенно когда это ненужно - нет новых удобств - только ненужный громоздкий сервис. Айтишникам это работа- их хлеб. Простым работникам - иногда, лишний труд - нового то по сути совсем нет - пункты меню переставлены и цвет изменен. Честный пользователь купит новую версию и владельцы с разработчиками программы получат бабла. Время снижения качества продукции - все равно скоро выпустим новое.

Но разговор о другом. Я часто придумаю слова - у меня такое хобби. И иногда эти словечки каракатицы уходят в народ. Часто это сленг продавцов бытовой техники.

Так вот я придумал и проверил новое слово-понятие - ОЛДОСМАНИЯ - стремление работать на старой версии программы.

Иногда олдосмания бывает ретроградская (злобное сопротивление новому из лени), иногда она техническая (комп не тянет новую версию программы и большинство абонентов пользователя работают со старой программой, новая версия еще сырая и совсем неудобная).

Посмотрим - разойдется ли этот термин.

Олдосман.

вторник, 21 сентября 2010 г.

Хорошей женщине

Хорошей женщине - хорошего мужчину -
Прожить вдвоём - не поле перейти,
Страдать поменьше, мИнут пусть кручины,
Судьбы полегче - Господи прости..

Детей ей добрых, умных и красивых,
Достатка, но не больше - для житья,
Родители бы долго были живы -
Работы с уважением себя..

И не раскрыть любовь к той тайной милой,
Не рухнуло б семьею, что звалось -
Ведь хОлодна она - не так любила -
Вдруг он уйдёт за счастьем на авось..

Пусть дарит он любовнице признанья,
От страсти молодеет мотыльком,
Не мучился б её жены молчаньем -
Каким-то жутким, висельным молчком..

Хорошей женщине - хорошего мужчины,
Останется могилу убирать,
И жизни горькой, честной, как калина,
Обычные минуты вспоминать..

воскресенье, 19 сентября 2010 г.

Автомодели












Не те грибы


























суббота, 18 сентября 2010 г.

Сентябрь




















В этом гаджете обнаружена ошибка