пятница, 20 августа 2010 г.

Серая курочка



Далеко-далеко от соседних деревень, на теплой поляне почти рядом с лесом стоял крестьянский хутор. И какой только птицы там не водилось. И утки и гуси и куры и даже цесарки с индюками.

Внешне жизнь на птичьем дворе была спокойной, сытой и размеренной. Тепло, много корма, благодатный ручей рядом. Но когда очень хорошо, то в любом обществе начинают искать, как бы устроить что-то пугающее и плохое, чтобы сильные отличались от слабых и сильным можно было вкусить самое сладкое на свете чуда власти и безнаказанности.

На птичнике сложились правила власти. Наверху были старые петухи и слюнявые индюки, которые диктовали другим условия поведения и почитания их как старейшин. Только они имели право есть первыми самый свежий корм, брать в жены самых молодых и красивых кур и индеек и пить самую чистую воду, в которую потом гадили, чтобы стоящие уровнем ниже помнили, кому следует подчиняться. Что же делать – так и жили – таковы правила звериного мира и не только звериного, а часто и человеческого.

И вот один прекрасный летний день у серенькой курицы из яиц вместе с желтыми собратьями цыплятами, вылупился странный цыпленок. Он был весь неуклюжий, в сером пухе, как будто наклеенном на серое морщинистое тельце. Страшненький, кривоногий, кривоклювый с большими когтями на скрюченных пальцах.

С первого дня серого возненавидели все, точнее им брезговали. Его гоняли от еды куры, щипали гуси, плевали на него индюки и даже его братцы – цыплятки, стесняясь, отходили от него, когда он подходил к ним погреться и поговорить.

Одна мать - серая курочка любила уродливое дитя. Она защищала его от злобных правителей, закрывала грудью от гусей и даже бросалась в бой за него на кошек и собаку. А это было неслыханной смелостью. Вот такая куриная любовь - больных детей порой любят больше здоровых. Серый цыпленок ходил с трудом – всем казалось, что лапки его изуродованы, и он не мог ни от кого убежать.

Ночами серый плакал и говорил маме-курице, что ему тяжело жить – его все не любят и что ему трудно все время защищаться и злиться, а обиженные часто только и делают что злятся. Но курица утешала и его и говорила – терпи сынок – может быть ты вырастешь белым птичьим ангелом – белым лебедем – ты же столько терпел– так уже было – одного маленького гусенка тоже не любили и мучили на птицеферме, но он вырос и превратился в прекрасного сильного белого лебедя – доброго – ведь все сильные добрые – потому что мир принадлежит им и у них ничего не болит, а значит, они должны помогать слабым – используя свою силу для добра. Про это – про белого лебедя – я слышала сказку, которую хозяйка читала своей маленькой внучке. А написал ее какой-то добрый сказочник Ганс Христиан.

Цыпленок спрашивал – вон индюки сильные – а меня бьют ногами и крыльями – почему они не используют силу в добро? На что курица отвечала – они глупые и не ведают что творят – прости их. Наверное, у индюков и петухов было трудное детство и их тоже обижали – теперь они выросли и мстят за старые мучения. Но ты же умный – я люблю тебя и ты не станешь таким же злым.

На это серый отвечал – мама мне так больно, болят шишки и синяки и я почти ничего не ем днем – мне не дают – я не становлюсь добрее – мне хочется только одного – вырасти и отмстить им. Я не знаю, что такое добро. Только ты одна подкармливаешь меня ночами и говоришь со мной – остальные же смеются надо мной, плюют на меня или гонят. Я не умею быть добрым – я научился только хитрить и уходить от тумаков и красть еду. Почему я должен быть добрым и любить своих врагов?

Курица вздыхала и пригревала серого под крылом.

Однажды серый цыпленок попал в беду – он был загнан хозяйской собакой в угол – она, тяжело дыша, надвигалась на него. Цыпленок подумал, что это конец – его сейчас съедят и наконец-то его мучения кончатся. Ну и ладно – ну и пусть – все кончиться разом. Он закрыл глаза и стал ждать смерти. Он смирился, как его научила мать курица, а не защищался. И тут раздался хлопот крыльев – мать курица взлетела и упала как хищница на морду собаке, начав ее бить крылья ми и царапать когтями. Собака поначалу опешила, а потом извернулась – схватила курицу за крыло и выбежала с ней со двора.

Серый цыпленок, потеряв мать, понял, что ему тут больше не жить, и он ушел, ковыляя, в степь вслед за собакой – лучше погибнуть там на свободе, чем быть заплеванным и забитым на дворе до смерти.

С тех пор серого цыпленка никто не видел.

Ту самую курицу у собаки отнял хозяин – она выжила, только крыло срослось неправильно и курица уже не могла летать. За все нужно платить и за любовь и за ненависть – вот она и ходила с приспущенным крылом, немного волоча его. Цыплят ей больше не давали высиживать – она не могла спрятать их под крылья. Но курица несла яйца и была еще нужна хозяину – потому ее не убили.

Однажды на курином дворе настал голод. Ничего страшного не произошло. Не буря, не неурожай, не бедность хозяина были причиной. Просто старый крестьянин уехал на ярмарку и запил-загулял там. Потому куры были не кормлены почти неделю. Хозяйка же в это время уехала к сестре и загостилась там.

Птицы пили воду от дождя, доедали последние крошки – ради правды нужно сказать, что хозяева насыпали им корма с запасом.

Но голод приближался и старейшины-злыдни поняли, что выживут не все – потому что не понятно когда приедут хозяева.

Выход был один – выгнать в степь или убить половину птичьего двора, но чтобы поддержать справедливость и мудрость своей подлой власти, властители решили устроить общественный суд, который бы оправдал убийства – хотя все знали, что отправится в степь к лисам это почти равносильно смерти.

И вот пошла череда осуждений на смерть – строили в ряды старых кур, которые не могли нестись, но могли быть наседками и гнали их за ворота. Кто-то говорил, что старые петухи-индюки сами ненужны птичнику – потому что дармоеды – но старейшины ссылались на свою бесценную мудрость и ум руководства. Без них мол все пропали бы через день

Попала под изгнание и серая курочка – она была инвалидом, а в годину гонений, голода и бесправия, в звериных сообществах первыми предают слабых - убивают стариков и инвалидов, которые не могут отстаивать свои интересы и власти, прикрываясь необходимостью спасти детей, самих себя издающих законы. Впрочем, такое бывает и у людей.

Когда шеренга обреченных на смерть пошла в лаз в забре, ведущий в степь, то многие неприятно поежились – на глухой высокий забор тихо сел сокол. Все замерли.

О, этот бессердечный, прирожденный убийца домашней птицы сокол. От него никому не уйти. Почти все куры и утки попадали ниц, притворившись дохлыми. Гуси сбились с тесную стаю, закрыв гусят. Это было жуткое явление по-настоящему злобного убийцы, питающегося только свежей кровью.

А теперь – прокурлыкал – прошипел сокол – я устрою свой суд над вами – но я один буду судьей и палачом – потому что вы признаете только силу и власть и мне не перед кем будет отвечать, если я вас перебью всех.

Несколько лет назад меня подобрал охотник – он сразу увидел, что я сокол, а не цыпленок – увидь вы это раньше, то придушили бы меня в тот же день.

Меня вырастили и приучили охотиться. Я ел с золота и меня ценили как золото. Я ел не гнилую крупу, как вы – то, что вам достается после правителей, а всегда свежее мясо с кровью.

Теперь меня отпустили. Старый князь велел дать мне свободу. Мой хозяин умер и я сам себе хозяин. С самого рождения вы издевались надо мной, и я явился мстить – выполнить то о чем мечтал всегда.

Но, как и вы хитрецы и обманщики я – ради справедливости - дам вам сказать что-то в ваше оправдание.

Итак – почему вы говорите одно, а делаете другое и почему вы гоните ваших сестер и братьев на смерть, не имя на это права? У вас есть совсем мало времени, чтобы оправдаться – потом я перебью всех.

Лучше умереть, чем жить в таком гнилом подчинении подлецов. Вы все виновны в страхе, а ваши правители в жестокости. Я буду мстить за издевательства над собой – ради этого я тогда выжил – трепещите – я очень радуюсь вашему страху.

Вперед вышел черный индюк – он сказал – если ты перебьешь всех – то не съешь сразу – все мясо пропадет – лучше останься нашим королем – убивай в день по одному и ешь – ты будешь долго сыт, будут родиться новые цыплята и так ты растянешь стадо на долгое время. А я стану твоим визирем заместителем, и я буду решать, кому умирать в какой день – надеюсь за это ты не убьешь меня – тебе же нужен мудрый помощник.

Сокол заклокотал – ты говоришь хитрость, надеясь на возвращение хозяина. Вам нечего есть, и вы передохните тут с голоду – вы же лодыри, жившие на всем готовом. В степи есть лисы и шакалы – но там больше шансов выжить – там есть еда – а тут вы перемрете все в собственном навозе от страха. За эту твою мудрость я убью тебя первым – вспомни, как ты пинал меня и душил.

Сокол стрелой слетел с ограды – вцепился в сопливую голову индюка и одним ударом клюва убил его. Потом он вернулся на забор.

Уныние и мертвенная тишина нависли над птичником. Все поняли, что сокол прилетел не разговаривать, а убивать.

Сынок – заквохтала из задних рядов серая курочка - пожалей их – не будь таким же, как они – убийцей и злыднем. Улетай сынок – тут опасно – хозяин вернется и застрелит тебя. Серая курочка прошла сквозь толпу – птицы молча, расступились.

Курица подошла к забору – я сразу узнала тебя Серый – но не думала о себе, а думала о других и ждала, что ты скажешь – не убивай их – они жили по законам курятника – душным и властным – они не умеют жить по другому. Будь любящим – прости их и улетай – ведь любовь это самое радостное и светлое, что заставляет нас жить.

Сокол ответил – нет мама – самое сильное и сладкое это месть – она заставляет выжить слабого и умирающего – ни один влюбленный не выжил – а мстители всегда доходили до конца.

Чтобы не сидеть выше серой курочки сокол слетел с забора к ней – взгляд его черных мертвенных, бесстрастных глаз, будто самой смерти, вдруг потеплел – он закрыл глаза и вдруг прижался к курице – прости мама – я пришел мстить. Он отсранился.

А вы холодная власть не имеете не ненависти, ни любви – вы имеете одну страсть – попирать других – унижать их, если даже полно еды.

А вы мелкие трусы, пресмыкающиеся перед властью не умеете, ни любить, не ненавидеть, не драться – вы только мечтаете о власти – такой же власти, чтобы попирать слабых – вы тоже самое, что правители, но только бессильные и одиночки – потому вас следует убить тоже – вы и ваши родители попирали и щепали маленького серого цыпленка. Сокол замер – он будто окаменел, перед взлетом.

В щель забора - просунулось ружье – вернулся хозяин – руки его тряслись – толи с похмелья – толи от азарта убийства – он хотел подстрелить сокола – грянул выстрел – курочка прыгнула – махнула больным крылом, и заряд дроби попал весь в нее – она закрыла сокола.

Все куры и гуси закричали и заквохтали радостно приветствуя старую сытую жизнь.

Курочка трепетала, она умирала и просила – улетай сынок.

Сокол поднялся в небо и взмыл выше и выше в облака.

Почему он не вернулся мстить и убивать?

Наверное, понял, что любовь все таки сильнее ненависти.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

В этом гаджете обнаружена ошибка